Кармические связи. История вторая

damy i kavalery1

Был  солнечный прекрасный день, воздух был необыкновенно свеж, но всё это не радовало Маргариту. Она горько плакала навзрыд, нервно снимая при этом браслеты, кольца, подарки  родителей и мужа.

- Всё, не могу больше. Я устала. Женя замучил меня своей ревностью к родственникам. Ну не могу я уехать от них и жить с ним в другом городе! Не могу! Это разрывает мне сердце...

Маргарита легла на кровать в своей роскошной спальне и продолжала рыдать, обнимая свою детскую игрушку.

В голове снова и снова она прокручивала разговор с мужем.

« - Не дам тебе денег, опять на новые духи? Платья? Все шкафы ломятся, а тебе всё мало! И то, что ты раздаёшь своим родственникам то одно, то другое, тоже меня достало! Я хочу, чтобы мы жили нашей семьёй! Я живу на вокзале! Не понимаю, как ты себя чувствуешь комфортно? Я хочу покоя  в своём доме! Могу я прийти с работы и побыть один со своей женой! Что за муравейник! Да, дорогая, я тебя люблю, но ты должна выбрать – или родственники, или я. И ещё - эта страсть к эксклюзивной роскоши , мы не можем себе это позволить! Я не Рокфеллер, не русский царь и не индийский шах, ты живёшь среди нормальных людей! Пойми же это! Я тебя люблю, да, но устал, хочу покоя». Так говорил Женька. Её муж - надёжная опора , как она думала. Обожающий её до умопомрачения в начале и закрывшийся от неё с годами на семь замков. Ах, вот оно что оказывается! Хорошо, что высказался.  Жмот, как есть жмот. Ну и ладно, разведёмся, другого встречу,- успокаивала себя Маргарита. Поклонников у неё много, она была очень привлекательна.

  С обидой и злостью думалось девушке. Но вот рыдания стихли,  миниатюрную  её головку стало клонить ко сну, и , уже засыпая, без злости подумалось :

- Как жаль, нам было хорошо вместе...

Она даже физически ощутила, как Женька её обнял, так, как  это было в лучшие моменты, и ... погрузилась в сон.

      1540 год.

Замок в долине Луары.

Маргарита проснулась. Пришли служанки и стали помогать ей одеваться, причёсываться, укладывать волосы и украшать себя жемчугом. Это был священный ритуал. Открывалась большая шкатулка, доставались украшения. А с каким неподдельным трепетом и восторгом служанки вносили платье – это было не просто платье, а произведение искусства!

-Мадам, вам прислали в подарок эту прелестную вещь! -  сказала одна из служанок, которую звали Бэтси , и подала свёрток из бархата.

Девушка улыбнулась. Ещё одна прелестная вещица в её коллекции. Она завидная невеста, все  задаривают её подарками : то представители одного фамильного клана, то другого.

-Разве подарки заставят меня отказаться от моего любимого Франсуа! – подумала с блуждающей улыбкой Маргарита. – Его губы пахнут лесными ягодами и ладаном.  Он  целует меня так осторожно, а потом так нежно и страстно, что я теряю голову.  Разве я его обману, нет, нет...

  Так она подумала про себя, а вслух сказала, как можно строже:

- Верните подарок тому, кто прислал.

Служанки, отойдя в сторону, шептались:

-Нам бы так запросто отказаться от драгоценной шкатулки с рубиновой и изумрудной крышкой! Да, наша госпожа так богата и избалована всякими драгоценными вещицами, что может позволить себе это. Не то, что мы...

Маргарита подошла к узенькому окошку. Свет едва попадал в комнату.  Но из-за того, что она приказала украсить кровать и повесить балдахин золотого цвета, было не так и темно, как в комнатах сестёр и братьев. В моде был красный цвет, но Маргарите он нравился только для одежды.

   Через два часа сложный ритуал приведения себя в порядок закончился. Это было обычное утро. Впереди был завтрак в окружении многочисленной семьи.

Проследовав по узким, запутанным коридорам , везде встречая охранников, которые отдавали ей честь, Маргарита наконец оказалась в гостинной, где её уже заждались.

- Дочь моя, ты, как всегда, опаздываешь, - строго выговорила мать.

Братья и младшие сестры с восхищением смотрели на неё, одетую в небесно голубое атласное платье.

- Помолимся, дети мои, - сказал отец. Это было обычным ритуалом.

Но в это утро им не суждено было спокойно позавтракать. В гостинную вошёл быстрым шагом гонец, которому разрешено было в любое время нарушать покой домочадцев. Старшая сестра, Жанна, недавно вышла замуж и покинула замок. Она писала , что беременна, все с замиранием сердца ждали, кто родится: мальчик или девочка. Особенно ждал отец, барон Дюпэн. Рождение наследника гарантировало им более прочное положение при дворе.

Лицо его просветлело от надежды узнать радостную новость. Он вскрыл печать и быстро - быстро начал читать. Лицо его помрачнело . Он резко вскочил из-за стола , откланялся, извинился и вышел. Вслед за ним отправилась баронесса Дюпэн.

Дети переглядывались и начали шептаться. Тогда Маргарита, как сама старшая, сказала очень строго, что завтракать они будут в тишине, не нарушая традиций.

Внешне спокойная, она никак не могла успокоить отчаянно бившееся сердце, и только и думала о письме, полученном отцом. Она переживала за любимую сестру. Девушка просила мать и отца отправить её погостить к Жанне, но те, опасаясь за её честь, всё отказывали в этой просьбе.

-Милая наша Жанна, ей так одиноко, наверное , среди чужих людей, - сказал Андрэ, самый младший из всех.

- Я не хотел бы с вами разлучаться никогда надолго, но это неизбежно,  - произнёс с грустью  старший из братьев, Клод.

Сёстры тихо заплакали.

Маргарита, взволнованная, встала и пошла в комнату матери. По дороге она вспоминала, как другую их сестру отправили погостить к родственникам , где она простыла и умерла скоропостижно.

- О! Если бы это было в моей власти, я всю бы жизнь жила рядом с теми, кого люблю. Чтобы неудача или болезнь не застала их в одиночестве.

Слёзы покатились по её щёчкам.

Служанка матери попросила подождать. Ждать пришлось долго. Наконец , из за бархатной занавески появилась её горячо любимая матушка. Лицо её изменилось до неузнаваемости. Девушка поняла , что горе пришло в их семью.

- Я молилась, дочь моя, чтобы Бог дал мне силы пережить и эту утрату... . Наша дорогая Жанна...моя голубица...она...она...- женщине не хватало воздуха. Она прикладывала руку к сердцу, затем пыталась освободиться от узкого воротника и, наконец, выдохнула.

- Её больше нет с нами, да упокоит Господь её добрую душу. Она умерла при родах. У неё был мальчик, его тоже не удалось спасти, - изменившимся, чужим голосом, произнесла мать и опустилась на колени , горько заплакав.

У них была, не в пример многим, любящая , дружная семья. В замке, во множестве комнат , жило почти три поколения Дюпэнов , и все жили мирно, ходя к друг к другу в гости из комнаты в комнату.

- Дочь моя, Маргарита, пойди, утешь отца. Он убит горем, - мать ласково погладила дочь по голове и подтолкнула её покинуть комнату.

Девушка шла, мысленно ища слова , но они всё не приходили на ум.

Вот и покои отца. Она постучала в деревянную , резную дверь. Ей открыл верный слуга отца, Жиль. Видно было , что он тоже переживал не меньше хозяина.

- Папа! – с плачем кинулась Маргарита и разрыдалась на широкой груди.

-Ну, поплачь, поплачь. Вам женщинам, легче, вы умеете плакать...А что делать нам...Маргарита, ты уже взрослая, и потому я хочу, чтобы ты знала. Есть подозрение, что Жанну отравили. Я послал за моим лекарем, он разбирается в таких вещах. Сегодня мы выезжаем, если нам повезёт и нам удастся вскрыть тело, можно будет придать огласке и искать виновного в её смерти. Она была очень здоровой, самой здоровой их всех детей.

-Отец, вы думаете? Но кто...- Маргарита была поражена словами отца.

-Я предполагаю, что семья Бэллы Виталии, они рассчитывали на эту партию. Итальянцы большие мастера по части ядов.

- Но...они такие любезные, улыбчивые...- девушка вспоминала праздник в Королевском дворце, где они танцевали  с Жанной, и ей не показалось, что родители Бэллы расстроились. Они подошли к ним и поздравили Жанну  с удачным замужеством.

- Ты не знаешь жизни, милое дитя. Есть люди , которые умеют скрывать свою ненависть за маской любезности, - произнёс отец.

В голове у Маргариты пронеслось:

- Никому нельзя доверять, только своим близким! Только они мне преданны, надо стараться быть вместе, как пальцы в кулаке. Лучше я выйду замуж не за такого влиятельного человека, как бедная Жанна, но зато буду ближе к  семье, он не сможет мне запретить покинуть их.

....Прошло время, Маргарита вышла замуж за Франсуа. Отец, после смерти Жанны, оставил честолюбивые планы и согласился на брак, который  не был особенно выгоден. Франсуа был из хорошей семьи , но семья Маргариты была намного богаче.

Маргарита чувствовала себя хозяйкой положения, муж не перечил ей, они часто жили в замке её родителей.

Иногда она злилась и расстраивалась, что не может приобрести ту или иную ювелирную вещицу, которые покупали мужья своим подругам.

Правда, те успокаивали девушку :

-Ты вышла замуж по любви, вы не бедствуете, не гневи судьбу, иначе ты потеряешь то сокровище, которое имеешь – Любовь. Мы утопаем в роскоши, но если бы ты знала, как нам холодно и одиноко, в жизни нет ничего настоящего. Только блеск драгоценностей, тканей, золота и жемчуга.

Маргарита ценила, да ценила, но, как часто бывает, постепенно недовольство нарастало, и вот она предложила Франсуа спать в разных комнатах.

Однажды утром, одетый по-дорожному, он вошёл в её спальню. Не дав ей открыть рот, чтобы возмутиться, он сказал:

-Дорогая, буду краток. Я люблю тебя, но вижу, что не могу дать тебе той роскоши, к которой ты привыкла. Поэтому я уезжаю на войну. Молись за меня.

Не дав ей опомниться, он преклонил колено, поцеловал руку и ...ушёл, чтобы никогда больше не вернуться. Ни в этот замок, ни в её спальню.

Маргарита долго молилась, плакала, просила у Бога прощение. Но...всё тщетно. Фрасуа погиб на войне.

  Она всё ещё была молода и красива . После смерти мужа,  ей предлагали руку и сердце знатные мужчины, она отказывалась некоторое время, но, устав от одиночества, однажды согласилась. Второй муж был богат, но любви между ними не было.

Душа её до самого последнего вздоха тосковала по Франсуа. Умирая, в бреду она шептала его имя:

- Франсуа...Прости меня, милый...Как же я хочу  увидеть тебя вновь! Если бы это было возможно, я не повторила бы своих ошибок...

....Франсуа, накануне своей славной гибели, сидел у костра и слушал разговор товарищей.

- Бабы, они такие, власти хотят, нельзя им давать волю. Сколько примеров знаю, скрутят в бараний рог мигом, - так говорил старый вояка, с большим шрамом на левой щеке.

Рядом с ним молодой воин тяжко вздохнул:

- Не нас они любят, а звон монет, шуршание шёлка, блеск драгоценностей. Мы тут в грязи, в холоде, мучаемся от вшей, а они спят в тёплых постелях...

-Ха, спят они! Дураки вы! Резвятся с молодыми ребятами, - зло сказал и плюнул в сторону косматый мужик. Видно, что жизнь его сильно потрепала.

Франсуа задумался. Он вспомнил , как Маргарита , пользуясь тем, что он её любит, добивалась от него всего, что хотела. Сначала она делала это нежно и ласково, потом уже в приказном порядке. Вспомнил, какой скандал учинила, что не может приобрести понравившееся колье. Франсуа до сих пор не уверен, правда, что это её отец приобрёл его, или же у неё был любовник...Он часто подозревал своего друга, Эдюка, что у них что-то было с его женой, но она отрицала всё так горячо и пламенно, что он  верил ей,хотел верить.

- Прожил бездарно... . Что я не стремился к власти, дурак ? Не интриговал, не травил , как делают другие с теми , кто стоит на их пути. О, если суждено родиться ещё раз, как утверждает лекарь Лазарь, буду жить, как все. Женщинам не доверять, знать своё дело. Я жил с открытым  сердцем, любя,  лишь в Маргарите ища истинное счастье жизни. И ... не нашёл. Та, которую любил, не любила меня.

Обида нахлынула на Франсуа. Подул холодный ветер, и вдруг заиграл горн. Все вскочили и побежали. Земля затряслась от топота людей и лошадей. Скоро начался бой. Какая-то масса людей , бедных и несчастных, желающих сейчас согреться и оказаться дома, в тёплой постели, шла на другую такую же массу, несчастную и голодную.Они слились в смертельном обьятии. Звенело железо, пахло кровью и потом, лошадьми. Страшно, ох, как страшно.

Франсуа, умирая, подумал о Маргарите:

-Я хотел бы её ещё раз увидеть...Или нет..Не буду больше доверять...

И...испустил дух.

Наше время.

Женька сидел и думал. Жена упрекала в бесчувственности, эгоизме, что он не считается с её чувствами. Но он твёрдо был уверен, так то оно так, но на то он и мужик, нельзя женщине давать власть над собой.

Пытаясь отмахнуться от Маргариты, которая своими ласковыми руками и фиалковыми глазами вонзилась в его сердце и сидела там прочно, как заноза,  он всеми силами пытался думать о работе.

Да, он амбициозен. Это и есть его цель.

-Я обязательно стану большим начальником. Чего бы это мне не стоило!

Вдруг пошёл дождь и его крупные, частые капли, забарабанив по подоконнику, задели тайную струну души. Спящую, больную. И стало грустно. Такая вселенская тоска окутала Женьку. Ему представилось, что он не видел жену давно, так давно, что стало страшно.

Захотелось бросить всё, прийти к Маргарите и, ничего не говоря, отбросив слова в сторону, за ненужностью, включить любимую песню и обнять её, почувствовать её тепло и родной запах. А потом лежать рядом, обнявшись...

- Эх, может я зря...Что у нас детей нет? Может, всё было бы иначе? Откуда во мне это недоверие к ней? Не плохая она женщина, по сути, помогала мне много раз.

Дождь барабанил и барабанил.

…..

Когда умирал Франсуа, был сильный дождь. Он слился с его слезами, умыл его грязное лицо, так что оно стало чистым...

Маргарита проснулась от того, что у неё болело сердце. Она пыталась вспомнить сон и не могла. Но чувство, что она видела что-то важное, не покидало её.

-Женька...Мне кажется, я не видела его целую вечность! Почему всё так пошло...Ведь я его люблю и он меня тоже...

 

 

 

  

Вера видит невидимое, верит в невероятное и получает невозможное.