Волшебное зеркало

История первая

Случилась эта история задолго до вашего рождения, тогда, когда ещё не было автомобилей и любое путешествие занимало много времени и было крайне утомительно.
Люди богатые и знатные имели роскошные экипажи. В холодное время года коляски с закрытым верхом, а летом с открытым, возили хорошо одетых мужчин и женщин. Цок-цок-цок, стучали лошадиные копыта по мостовым.
Тем, кто победнее, приходилось на небольшие расстояния ходить пешком, а если нужно было поехать куда-то подальше, пользовались многоместными экипажами, в которых сидения были даже на крыше.
Улицы тогда освещались газовыми фонарями и зажигал их фонарщик. Сейчас трудно даже себе представить, что каждый фонарь нужно было зажечь вечером, а утром потушить. Эта профессия, как и многое другое, постепенно исчезла.
Грустно, что исчезли не только профессии, вещи и мода тех времен, а еще и вера в чудеса...А ведь чудеса имеют обыкновение случаться лишь тогда, когда в них сильно верят.

История, которую я расскажу, больше похожа на сказку. Произошла она в стране, где часто идут дожди.
На окраине одного города возвышался величественный и прекрасный особняк. Такой большой, что целый день пришлось бы потратить, чтобы обойти его снаружи и осмотреть изнутри. Бесчисленное множество комнат и залов, больших и малых, удивляли посетителей роскошью убранства. Имелась и оранжерея, где росли экзотические цветы и растения, источающие пьянящие ароматы.

zerkalo 2

Этот дом, больше похожий на небольшой дворец, принадлежал богатой и знатной семейной паре. Пожилые муж и жена любили друг друга на протяжении многих лет так же сильно, как и в первый год после свадьбы. Так, что за всю жизнь никогда не поссорились и не расстались больше, чем на один день.
И ежедневные прогулки по парку, окружавшему их роскошное жилище, они совершали тоже вместе, нежно взявшись за руки.
Парк этот был особой их гордостью, он затмевал своими размерами и разнообразием городской. Заботливыми стараниями садовников всё там радовало глаз: и клумбы с цветами, и причудливо подстриженные деревья и кустарники. Плутая по множеству дорожек, вы оказывались у небольшого холма, за которым взору открывалось озеро. Небольшое, но очень красивое, с кристально чистой водой. По его спокойной глади скользили в плавном танце два белоснежных лебедя.
Как-то раз, совершая очередную прогулку по парку, хозяйка захотела покормить лебедей и, подойдя ближе, залюбовалась чудесным видом:
– Какие грациозные птицы, их скольжение по воде напоминает музыку. Это был самый дорогой подарок, ценнее всех драгоценностей и картин, что ты подарил мне, любимый! – воскликнула Арнет.
zerkalo 3
– Я подарил их тебе, как символ нашей любви, – тихо ответил ей муж.
Лебеди были его подарком на юбилей свадьбы. Всю жизнь Ренард с большим трепетом относился к этому дню и старался преподнести супруге нечто оригинальное, чтобы особо порадовать ее.
Если бы не одно обстоятельство, эту пару можно было бы назвать очень счастливой. Дело в том, что Бог не дал им детей, как ни молили они об этом, и это единственное, что омрачало их жизнь.
Вот ведь как бывает… Такой огромный дом, где хватило бы места на десяток ребятишек, а жили там всего лишь двое. Хозяева пользовались несколькими покоями, другие за ненадобностью запирались на ключ.
Спокойная жизнь обитателей особняка нарушалась раз в год. Слуги начинали бегать взад и вперёд, возбуждённо перешёптываясь. Хлопали двери, постоянно что-то заносили, выносили. Снимались чехлы с мебели в большой гостиной. Чистилось фамильное серебро, приглашали настройщика фортепьяно. Ароматы роз и лилий проникали везде: свежие букеты украшали не только гостиную, но и весь дом. Всё оживало в предвкушении праздника.
Причиной всей этой суеты были любимые племянницы хозяев дома, которых те любили как родных дочерей. Девушки приезжали погостить на всё лето. В их честь устраивались приёмы, званые обеды и ужины. Уже приближалась пора выходить замуж и добрые дядя и тётя мечтали, что девушки обретут такое же счастье в браке, как и они сами.
В этот раз супруги решили сделать девушкам сюрприз и затеяли ремонт в их комнатах. Поменяли гобелены, мебель и даже раковины. Всё было обставлено с большим вкусом и согласно последним веяниям моды. Для старшей, скромной Марги, были выбраны персиковые тона, а для младшей, весёлой и общительной Лоли – нежно голубые и бежевые.
– Кажется, всё! – сказала с облегчением хозяйка. И, после того, как в комнату Лоли был занесён новый ковёр ручной работы с прелестными цветами по краям и гармоничным узором по середине, она ещё раз осмотрела комнату, вглядываясь в каждую деталь интерьера. От голубых тонов веяло приятной прохладой. Дождавшись, пока служанка постелит белоснежное накрахмаленное бельё, которое впитало все запахи лета, тётушка направилась в комнату Марги.
– Мило, как мило! – не смогла удержать своего восхищения женщина. Кровать с балдахином персикового цвета и множество подушек, ковёр, на котором были изображены диковинные животные и птицы, занавески, шёлк на которых играл и переливался, прелестный письменный столик с изящной из белой кости шкатулкой под драгоценности, гребень для волос, софа, обитая бежевым в розочку бархатом... Всё было прелестно.
Вдруг взгляд её привлекло большое зеркало…
– Ужасно, на нём трещина! Нет, это решительно невозможно допустить, – воскликнула любящая тётушка, которой нравилось, чтобы всё было идеально. И, подобрав пышные юбки, она поспешила собираться в дорогу.
...Прибыв в город довольно поздно, она отправилась в единственный магазин, который, как она знала, торговал зеркалами. В этот день он был закрыт. Тогда, спросив у одного респектабельного господина, где можно купить приличное зеркало, женщина направилась по указанному адресу. Зеркала, что продавались в этой лавке, не понравились Арнет. Слишком старомодные, в толстых позолоченных рамках, они не отвечали общему проекту комнаты, а брать что попало, было не в её правилах.
– Кто ищет, тот всегда находит, – сказала тётушка и направилась к выходу, – на этот раз буду спрашивать совета у какой-нибудь элегантной молодой дамы.
Скоро внимание Арнет привлекла одна такая женщина, она прогуливалась с маленькой собачкой. Дама оказалась ещё и любезной, поинтересовавшись, кому нужно зеркало. Выслушав рассказ о любимых племянницах, одна из которых красавица, а другая обладает скромными внешними данными, дама загадочно улыбнулась и тихо сказала:
– Зеркало... оно может сотворить чудо с человеком...
Тётушка заметила, что все прохожие с интересом смотрят на её собеседницу. А ведь она вовсе не была красавицей. Скорее всего, она была очаровательна и уверена в себе. И эта её уверенность привлекала не меньше, чем чья-то природная красота.
– Поспешите, дорогая! Магазин скоро закроется. А, вот и извозчик. Стой! Стой! – незнакомка изящно замахала рукой и, подойдя ближе к экипажу, чётко проговорила адрес.
Извозчик кивнул в знак того, что он понял, куда нужно ехать.
– Прощайте, будьте счастливы! – женщины распрощались, как добрые приятельницы.
...Извозчик ехал довольно долго по совершенно незнакомым узким улицам. По дороге им попадались редкие прохожие. Темнело, тётушка Арнет забеспокоилась. Можно ли купить что-то стоящее вдали от центра? Однако, маленький магазин, в который она попала, сразу очаровал её так же, как и женщина, порекомендовавшая его. Арнет встретили с искренней улыбкой, было чисто и светло, пахло свежей краской. Но всё, что она тут видела, – это изящные статуэтки, колокольчики и другие милые вещицы. Ища взглядом зеркала и не находя их, женщина обратилась с вопросом.
- Может, я ошиблась адресом?
Хозяева, муж и жена, загадочно переглянулись, затем мужчина куда-то ушёл и принёс одно единственное зеркало. Но зато какое!
Оно было огромное, в овальной раме, изображавшей переплетённые между собою изящные розы, а сверху посередине, – два голубя, державшие виноградную лозу.
Не сомневаясь ни минуты, женщина купила зеркало и со спокойной душой отправилась домой.

 

История вторая.

Приехавшие вскоре девушки тотчас обнаружили перемены. Лоли, живая и непосредственная, стала выражать свои восторги громко, она мигом забыла об усталости. Девушка ходила и трогала всё, хлопала в ладоши, пела песни, прыгала на новой кровати, разбрасывала шёлковые подушки по комнате. Её совершенно очаровали изменения обстановки.
– Тётушка Арнет, какая Вы, право, хорошая! Даже цветы, и те в тон нового убранства – незабудки с кремовыми розами меня пленили! Только Вы умеете составлять такие красивые букеты! А эти прелестные шёлковые гобелены! Мне так и хочется к ним все время прикасаться. А с кровати не хочется вставать, она такая удобная! А вышивка с моими инициалами золотыми нитками, что за роскошь! Я, право, так счастлива и чувствую себя настоящей герцогиней, нет, принцессой! – Лоли расхохоталась и пылко обняла тётушку, от чего та прослезилась.
На этом сюрпризы не закончились: пришла служанка и принесла два льняных конверта, вышитых цветами и обрамлённых изящным кружевом.
– Ой, что это?! – воскликнула в радостном предвкушении Лоли.
– Это, дитя моё, ещё один мой подарок, над которым трудились день и ночь три вышивальщицы, – мягко сказала Арнет, и сама открыла первый из конвертов.
Там оказались перевязанные голубой лентой ночной капот и сорочка такой чудесной белизны и столь тонкого кружева, что Лоли мигом оценила подарок.
– Тётушка, Вы даже представить себе не можете, как Вы угадали! Как я мечтала иметь именно такую сорочку! Мне, правда, даже чуточку страшно её одевать, до того она кажется хрупкой, – кокетничала Лоли, которой не терпелось всё примерить.
– Дитя моё, будь терпеливой, оденешь всё уже перед сном, сейчас не время, нас ждёт твой дядюшка, – и, уже обращаясь к Марге, которая только что появилась в покоях сестры, – а как ты нашла новую обстановку, милая девочка?
Марга, сердце которой прыгало от радости не меньше, ограничилась поцелуем любимой тётушке и тихо произнесла:
– Мне очень всё понравилось.
За ужином Лоли говорила без умолку и очень развеселила дядю своими весёлыми рассказами. Девушка была полна впечатлений от поездки, от новой обстановки, её переполняла радость жизни, свойственная юности, она была сама свежесть, и все окружающие невольно любовались ею.
– Лоли, ты совсем не ешь, а ведь повар так старался: специально к твоему приезду придумал новый соус и назвал его в твою честь! – воскликнул дядя и перевёл взгляд на Маргу, у которой тоже не наблюдалось большого аппетита.
– Марга, милая, скажи хоть что-нибудь, – ласково обратился к ней дядюшка.
– Благодарю Вас за всё, Вы так много для нас делаете, – ответила племянница, скромно потупив глаза.
Больше от неё в этот вечер не услышали ничего, в центре внимания как всегда была Лоли.
Марга была очень стеснительна и бурные восторги были ей не свойственны. Конечно, она тоже не осталась равнодушна к новой обстановке, но решилась приступить к подробному изучению убранства только когда весь дом уснул и стихли последние шаги в коридоре. Подходя по очереди то к одному предмету, то к другому, нежно касаясь их руками, она подолгу изучала каждый штрих и с радостью вдыхала новые ароматы.
– Как чудесно пахнет всё новое! – тихо сказала она себе.
Она была в восторге: шёлковые ткани с отливом, изящные рисунки, которые перекликались один с другим и вместе составляли единый гармоничный ансамбль. Понравилась и маленькая кокетливая софа в розочку, не слишком удобная, но бывшая верхом изящества и моды, и гобелены, и мраморная раковина, и приборы для волос, и даже коврик около кровати… Обошла она своим вниманием лишь зеркало. Девушка, не считающая себя симпатичной, не получает удовольствия от разглядывания своего отражения.
Перед сном Марга ещё раз оглядела комнату, которая дышала таинственностью в лунном свете, проникавшем сквозь щель в тяжёлых занавесях, вдохнула запах лилий и чайных роз, облачилась в шелковую сорочку, подарок тёти, и, наконец, потушила свечи. Её ждала тёплая постель и нежный шёлк простыней, в который она окунулась, чтобы сладко заснуть. Вдруг ей померещилось какое-то розово-золотое сияние, что исходило от зеркала.
– Наверное, я переутомилась с дороги. Это просто свет луны случайно отобразился, ничего особенного, - успокоила себя Марга и погрузилась в сон.
Её сестра, Лоли, тоже уже нежилась в кровати, предаваясь сладким мечтам.
Не спалось только дядюшке Ренарду и тётушке Арнет, как это бывает свойственно пожилым людям. В капоте и ночной рубашке женщина мирно раскладывала пасьянс, а дядюшка, облачённый в бордовый бархатный халат и колпак, курил трубку.
– Знаешь, дорогая, – задумчиво начал муж, – я нашёл Лоли ещё очаровательней и прекрасней, а Маргу – ещё более замкнутой. И это внушает мне беспокойство по поводу её замужества. Девушка, некрасивая внешне, да ещё такая необщительная, с трудом привлечёт к себе внимание, – сделал вывод пожилой джентльмен.
Арнет вздохнула. Она втайне надеялась, что новая обстановка оживит Маргу, но оказалась неправа.
– Может, ей нанять учителя танцев? – предложила робко тётя.
– Если она только согласится, в чём я очень сомневаюсь, – с грустью отозвался дядя, выпуская кольца дыма. – Знаешь, дорогая, а давай-ка устроим грандиозный приём в честь приезда племянниц и.... покупки новых лошадей!
Арнет с радостью согласилась. Она обожала праздничные приготовления, где её творческая фантазия находила выход в составлении букетов, украшении зала и искусном подборе гостей.
На следующий день новость о приёме ворвалась, словно свежий ветер в открытое окно и понеслась по всем уголкам этого большого дома, будоража воображение всех обитателей.
Лоли от радости не могла усидеть на месте. Она вертелась так, что служанка никак не могла её причесать и уложить волосы.
– Что же мне одеть? – эта мысль теперь плотно засела в хорошенькой головке младшей сестры, и она целыми днями сидела за модными журналами, придумывая новые фасоны.
Марга, в отличие от Лоли, была спокойна. Казалось, ей и дела нет до всех этих приготовлений. Она пропадала с книгой в парке, где любила созерцать прекрасных лебедей и мечтать. Воображение рисовало ей картины, в которых девушка видела себя смелой, уверенной и красивой, но, очнувшись, она приходила в отчаянье от мысли о предстоящем празднике. Большое скопление народа её пугало, она чувствовала себя некрасивой, неуклюжей и просто сгорала от стыда, стоило лишь подумать о танцах.
И вот однажды, наблюдая за плавным скольжением лебедей по озеру, она решила:
– Всё просто! В тот день, когда будет бал, я притворюсь больной и останусь в своей комнате, спрятавшись там от шума и пустых разговоров. Но, чтобы меня никто не заподозрил, я сделаю вид, что неравнодушна к выбору платья и прочих аксессуаров и приму участие в подготовке к балу.
Тут Марге опять показалось, что рядом как-то стало особенно светло, словно луч солнца отразился в воде и блеснул золотыми красками прямо на неё. Девушку охватила необыкновенная радость и какое-то странное, невиданное предчувствие чего-то неизвестного и волнующего.
Итак, всё было куплено и подготовлено. До бала оставались считанные дни. Лоли в своих голубых покоях не могла отойти от большого зеркала, всё примеряла платья, предвкушая триумф. Вокруг неё постоянно толпились модистки, прикладывая бантики и кружева. Бедные девушки искололи себе все пальцы, сломали не одну иглу, и не могли дождаться, когда же их мучениям придёт конец.
Дни стояли на редкость чудесные: в чистом нежно-голубом небе сияло золотом ласковое солнце. Оттого птички в саду пели, а бабочки кружились в танце.
Но, возвращаясь как-то с очередной прогулки, Марга застала сестру всю в слезах в окружении печальных модисток.
– Этот негодный Боб, дядюшкин любимец, сущий монстр... Что, что мне теперь дделать прикажжете? – Лоли заикалась от рыданий.
Модистки наперебой стали рассказывать Марге, что маленький щенок борзой, по нелепой случайности попал в комнату Лоли и порвал её готовое великолепное розовое платье-безе с чудной серебряной вышивкой.
– У, ненавижу, – показала маленький кулачок Лоли. Девушка была просто убита горем: завтра будет праздничный ужин и повторить за столь короткое время свой шедевр модистки уже не смогут.
– Возьми моё платье, оно не хуже! – воскликнула Марга, которая была бы рада не идти на праздник.
У Лоли мигом высохли слёзы.
– А что, неплохая идея. Твоё платье мне нравится. Пожалуй, если к нему добавить пару штрихов, выйдет очень даже ничего... Постой, сестрица, а ты в чём пойдёшь?
Марга растерялась.
– Я... могу вовсе не ходить. Мне что-то нездоровится... – при этом она покраснела.
Вот и наступил торжественный вечер. В доме горели тысячи свечей, в вазах стояло множество свежих букетов, было начищено всё серебро, был заказан огромный торт и приглашены музыканты. Лоли, красиво причёсанная и облачённая в платье сестры, сияла от счастья. Модистки, наконец, могли вздохнуть спокойно. Осталось совсем немного ждать до того момента, как распахнут парадные двери и зазвучит музыка.

zerkalo 4

– Я так люблю танцевать, что, спорю, продержусь до утра, – обратилась Лоли к дяде Ренарду, разглядывая себя в огромном зеркале в холле. Она никак не могла определиться с брошью в форме цветка. Тот усмехнулся в усы:
– Уж в этом я не сомневаюсь. Ты большая мастерица веселиться.
Вдруг служанка сообщила тётушке Арнет, что доставлен пакет на её имя. Крайне удивлённая, женщина воскликнула:
– От кого бы это могло быть? Несите срочно мне его в кабинет, – и удалилась в одну из комнат, прилегающих к библиотеке. Там она разбирала бумаги, вела дела, писала письма и рассылала приглашения. Взяв в руки лорнет, она внимательно пригляделась к подписи, которая ей показалась незнакомой.
– Посмотрим, может тут есть какая-то записка!
В самом деле, на чудесно пахнущей духами розовой бумаге было написано: «Это мой подарок вашей скромной племяннице». И подпись – «Дэзи».
– А! Это, по-видимому, моя новая знакомая, которая посоветовала купить зеркало! Очень любезно с её стороны, – догадалась Арнет и требовательно позвонила в колокольчик.
Появившейся на пороге служанке было приказано как можно быстрее отнести пакет в комнату Марги.
– Мадам, Вашей племяннице нездоровится, она приказала передать, что не может присутствовать на балу и очень об этом сожалеет, – сообщила запыхавшаяся служанка.
Арнет бросила взгляд на карточку с именем Дэзи и испытала странное чувство, похожее на то, что испытывают дети в ночь на Рождество. Оно такое сладкое и прохладное одновременно.
– Всё равно, отнеси моей племяннице пакет!
Женщина испытала лёгкое огорчение за Маргу, но времени на размышления у тётушки не было, нужно было срочно спускаться вниз и встречать гостей.
Ещё пять минут, и приглашённые музыканты в нарядных ливреях заиграли очаровательную музыку. Величественный особняк, сверкая тысячами огней, благоухающий тысячами цветов, распахнул свои огромные двери, словно объятия, готовые принять благородных мужчин и их прекрасных спутниц, больше похожих на произведения искусства, чем на простых женщин. Они всё входили и входили, наполняя дом новыми ароматами своих цветочных духов.
– Какая роскошь! – воскликнула молоденькая служанка, видящая всё это впервые.
Её одернула та, что постарше:
– Закрой рот, а то муха залетит. Пошевеливайся, праздник-то не для нас. Им веселиться, а нам работать! – и женщины побежали на кухню.


История.... Бал.

Марга, в борьбе между любовью к тёте и дяде и своим страхом перед подобными приёмами, была побеждена страхом.
В тот момент, когда появилась служанка, она лежала в постели с грустным и бледным лицом, ведь девушку мучили угрызения совести.
– Приказано передать Вам подарок, – служанка положила пакет на кровать и тотчас удалилась.
Любопытство взяло верх. Мигом разорвав красивую подарочную упаковку, Марга вскочила с кровати. Содержимое оказалось необыкновенной красоты платьем. Оно было нежное и воздушное, как безе, и от него веяло прохладой и свежестью, которая бывает после летнего дождя.
– Наверное, его сшили сказочные существа! – девушка была поражена его простотой и в то же время роскошью. К платью прилагались перчатки и веер.
Ещё мгновение назад Марга лежала в постели, теперь же у неё было одно желание – примерить этот необыкновенный подарок и посмотреться в зеркало. Какая-то сила разбудила в ней женскую природу.
Как это было ни трудно, но она решила не звать никого на помощь и облачалась в платье сама. Удивительно, что оно было сшито прямо по ней.
И вот, решающий момент… девушка откинула с Зеркала лёгкую вуаль... и ...замерла в изумлении.
На неё из Зеркала смотрела «она… и не она…». Глубокие выразительные глаза фиалкового цвета, тонкий овал лица, правильной формы нос, лёгкий румянец и яркие губы, такой формы, как бывают на картинах старинных художников. А какая тонкая талия! Как красиво облегает фигуру платье! Какой чудный цвет волос!
– Я ли это? – прошептала поражённая Марга и провела рукой по лицу, не в силах поверить, что эта красавица в зеркале и есть она. Впервые девушке понравилось собственное отражение. Глядя на себя, она испытала удовольствие и в душе у неё всё затрепетало, запело от счастья. Незаметно её плечи расправились, в глазах появился несвойственный ей блеск, а движения стали грациознее и мягче. С ней определенно что-то случилось.
Спустившись вниз, к гостям, Марга произвела фурор. Все были поражены переменой, случившейся с ней. Многие из приглашённых гостей видели её раньше, но не узнали в этот вечер.
От неё невозможно было оторвать глаз: девушка сияла каким-то внутренним светом. Тётя с дядей решили, что дело в удачном выборе платья, но мы-то знаем, что секрет – это волшебное зеркало. Каждый, кто смотрелся в него, видел себя красивее, чем на самом деле являлся. А увидев, затем чувствовал уверенность и радость.
Была среди гостей одна женщина, стройная и тонкая, как лань. Она стояла в стороне, чуть спрятавшись за колонну. На любые приглашения к танцам, женщина отвечала отказом. Лицо её скрывала плотная вуаль, но за ней угадывались прелестные черты. Она внимательно наблюдала за Маргой, загадочно улыбаясь одному ей известному секрету. Арнет заметила её, решила подойти, но незнакомка вдруг неожиданно исчезла. Никто потом не мог вспомнить ни её имя, ни с кем она пришла.
– Неужели мне показалось, – думала растерянно тётушка, приложив руку ко лбу. Она славилась феноменальной памятью на лица, помнила всех многочисленных гостей поименно, но в этот раз вышла какая-то странная оплошность.
Весь вечер Маргу приглашали танцевать. Зеркала и свечи – все это придавало волшебную красоту дамам, выражения их глаз было особенным от мягкого света, их платья казались нереально воздушными, а движения рук и танцующие силуэты очень гармоничными. Мужчины не уступали прекрасным спутницам и были достойными кавалерами.
Дядя, придерживая лорнет, не отрывал своего взгляда от танцующих, поворачивая голову то вправо, то влево, при этом что-то проговаривая вслух и притопывая ногой.
И затем, с удивлённым видом протирая глаза, шептал дорогой тётушке Арнет:
– Милая, я подсчитывал сколько раз пригласили танцевать Лоли и сколько раз Маргу, так оказывается, что наша тихоня опередила красавицу сестру!
Когда дядя протянул ей блокнот с записями, тётушка спрятала улыбку за красивым веером. Её забавляла страсть мужа всё подсчитывать. Как ни странно, для неё перемена в племяннице была чем-то закономерным. И она интуитивно связывала это с новой знакомой – Дэзи.
– Уж не она ли незаметно проникла на бал? – строила догадки Арнет. Но скоро её отвлекли, и мысли её потекли в направление несколько ином.
Тем временем, не только дядя Ренард не отрывал удивлённый взгляд от Марги. Был среди приглашённых гостей один весьма достойный молодой человек по имени Стефан, серьёзный и учёный не по годам. В этот вечер его сердце пронзила стрела Амура, и он понял, что влюбился в Маргу.
Когда смолкла музыка, догорели свечи и забрезжил рассвет, гости стали разъезжаться, увозя с собой лёгкую грусть от того, что бал подошёл к концу. Те, кто постарше, обсуждали великолепный ужин и искристое шампанское, те, кто помоложе, обсуждали дам, а дамы, в свою очередь, вздыхали каждая о своём. Матушки о дочерях, как бы их пристроить замуж, юные прелестницы уезжали слегка влюблёнными в своих партнёров по танцам, но те и другие были едины в одном – вечер удался. И всё это благодаря тётушке Арнет, её тонкому вкусу во всём и большому сердцу в придачу. Каждый чувствовал себя особенным – так она умела поговорить с любым человеком, обласкать и выслушать.
Юный Стефан всю дорогу домой шептал имя Марги и вспоминал взгляд её фиалковых глаз. Она поразила его своей самобытной красотой, далёкой от царивших тогда идеалов, он словно увидел её внутренний свет, и поражённый, всю ночь не мог уснуть. Этот свет манил его к себе, и он только и мечтал о том, как бы поскорей увидеть девушку.
...Сестры прогостили ещё целый месяц, и всё это время Марга, смотря на себя каждый день в волшебное зеркало, расцветала всё больше и больше.
– Что за странная перемена? – шептались известные красавицы. А Лоли украдкой стала поглядывать вслед плавно идущей сестре, ей никак не верилось, что та стала приковывать к себе заинтересованные взгляды не меньше, чем она сама.
Что же, в самом деле Марга как-то сильно изменилась внешне? У неё стали другие глаза или форма носа и лица? Нет, ничего подобного не наблюдалось, физически она была точно такая же, как прежде.
Но окружающие открывали в ней каждый день новые таланты и способности, недоумевая:
– И как мы раньше только этого не замечали?
Девушка оказалась приятной собеседницей, начитанной и с большим чувством юмора, не лишённая оригинальных мыслей. У неё был приятный смех, который раньше никто не слышал. Оказалось, что Марга хорошо танцует и поёт. Но оттого, что она раньше стеснялась, никто не знал, какой у неё хороший, нежный и сильный голос.
Чувствуя себя той красавицей, что смотрела на неё в зеркало, Марга постепенно преображалась и очаровывала всех, с кем общалась. Зеркало помогло ей раскрыться и поверить в себя. И уверенность, которую она излучала, и прекрасные человеческие качества, которые она обнаружила, привлекали сильнее, чем просто красивая внешность.
Несмотря на большую радость за Маргу, дядюшка с тётушкой были немного омрачены беспокойством за Лоли. Всегда такая жизнерадостная и веселая, девушка загрустила. Она привыкла быть центром внимания и восхищения, в то время, как сестра всегда была лишь её тенью. Теперь они были равны и Лоли нужно было это принять. Нет, не подумайте, девушка была добра сердцем, но ей требовалось время, чтобы привыкнуть к таким большим переменам.
Стефан приезжал почти каждый день в гости, и однажды он приехал не один, а с другом, которому очень понравилась Лоли. К счастью, чувство оказалось взаимным. С того самого дня в доме воцарилась полная гармония, которой давно не было, и смех Лоли опять звучал нежным колокольчиком в длинных коридорах прекрасного дома.
Стефан подолгу гулял с Маргой днём по парку, где они кормили изящных лебедей, много смеялись и разговаривали, наслаждаясь обществом друг друга.
Общение молодых людей происходило с разрешения тётушки и дядюшки, которые очень одобрительно смотрели на их стремительно развивающиеся отношения.
Вечерами Марга и Лоли радовали близких чудесным пением. Молодые люди, вдохновлённые любовью, даже сочинили несколько сонат и песен, которые они вместе и исполнили.
В огромном доме тетушки Арнет и дядюшки Ренарда все дни пребывания племянниц царил радость и юный смех.
Глядя на молодых людей, на их зародившуюся любовь, которую они не могли скрыть, потому что она сквозила в их глазах и лицах, тётушка Арнет со своим верным мужем Ренардом вспоминали и себя, переживая заново счастливое прошлое.
– Любовь, как она прекрасна! – восклицала с мечтательной улыбкой тётя, наблюдая, как Марга краснеет и опускает глаза, увидев зашедшего Стефана.
А дядя добавлял, подкручивая левый ус и франтовато расправляя плечи:
– Как всё-таки вы, женщины, хорошеете, когда влюблены.
При этом глаза его блестели молодым огнём.
Всё когда-нибудь заканчивается, закончилось и время пребывания девушек у тётушки и дядюшки.
Марге и Лоли пора было возвращаться домой.
Перед самым отъездом случилось то, чего ждут все девушки с трепетом – у Марги состоялся серьёзный разговор со Стефаном.
В их последнюю прогулку по прекрасному парку, ставшему им таким родным, молодой человек, преодолевая стеснение, признался девушке в любви и спросил её согласия выйти за него замуж.
Марга закрыла лицо руками, её переполняло столько разных чувств и эмоций, что девушка расплакалась.
Стефан не понял и с отчаяньем спросил ещё раз:
– Так да или нет...?
Марга, открыв улыбающееся заплаканное лицо, воскликнула:
– Да, конечно, да!
И молодые люди, взявшись за руки, поспешили в дом, чтобы сообщить всем о своём решении. Не могу вам передать радость тётушки и дядюшки, они были тоже счастливы и обещали поддержку молодым людям в разговоре с родителями Марги, ведь родители Стефана уже одобрили его выбор.
Ах, вы, наверное, думаете, что Марга уедет, зеркало останется, и весь волшебный эффект исчезнет? А если это произойдёт, она потеряет всё своё очарование?
Спешу вас успокоить: зеркало лишь помогло девушке раскрыться, она больше не нуждалась в нём. За последнее время она так много смеялась, радовалась, поняла, что интересна другим людям, полюбила и стала любима, что это всё сделало её чуть красивее, чем она была от природы.
Всё благополучно завершилось весёлой и красивой свадьбой, за которой последовала и свадьба Лоли.
После этих стремительных и счастливых событий тётушка Арнет долго ломала голову над загадочным преображением Марги.
И вот однажды, находясь в комнате племянницы и перебирая какие-то вещи, она захотела подойти к зеркалу поправить причёску. И… замерла в удивлении... Её преобразившееся отражение дало ей ответ на тот вопрос, который так долго мучил её.
Вдруг откуда-то неоткуда перед ней возникла загадочная улыбка Дэзи.
Это зеркало было волшебным!
– Его нужно вернуть туда, где я его купила! Вдруг оно пригодится какой-нибудь девушке, которая еще не знает, каким сокровищем является...

zerkalo 5

 

 

 

  

Вера видит невидимое, верит в невероятное и получает невозможное.